гиперопека

Как родители разрушают жизни своих детей. Подслушал разговор психолога с клиентами

Тема стара как мир, и это значит, что об этом нужно говорить постоянно, предостерегая очередных родителей от ошибки, которая скорее всего сломает жизнь их ребёнку.

Одна из основных проблем, как обычно, гиперопека.

Вчера ходил в коворкинг. Конкретно туда приходят не только поработать, но и заходят люди на кофе, устраивают встречи, мастер-классы, другие мероприятия.

Иногда в коворкинг приводит клиентов пожилая врач-психиатр. Я знал, что она работает в психлечебнице уже лет пятьдесят, а здесь принимает тех, кто стесняется приходить к ней по месту работы.

В данном случае речь о частной практике, потому буду называть её психологом.

Пришла к ней мама с дочкой. Девочка невысокая, так и не скажешь, сколько лет: может быть 16, а может 20.

Мне «повезло» сидеть рядом.

Поначалу я не слушал — работал. Но сидели они близко, и акустика такая, что всё слышно.

Я заинтересовался разговором в тот момент, когда бабка-психолог стала тестировать девочку. Например, говорила длинный список слов и просила её по памяти повторить. Или называла цифру и просила отнимать несколько раз семёрку и говорить результат.

После психологических экзекуций девочке предложили пойти к кофепойнту выпить какао, и две тётки принялись обсуждать девочку.

Как вы уже догадались, дочку к врачу привела именно мама. Она вывалила бабульке всю историю жизни ребёнка. И там действительно были удивительные вещи: девочка то вдруг переставала говорить, то слышать. К сожалению, я всё ещё был углублён в работу, и лишь выхватывал некоторые факты, потому упустил то, что предшествовало таким серьёзным нарушениям в организме.

Но чем больше я улавливал смысл диалога, тем очевиднее становилось, что проблемы в первую очередь у мамы, а не у дочери. Она контролировала полностью всю жизнь девочки.

Фото © Анна Радченко, «Обратная сторона материнской любви»
Фото © Анна Радченко, «Обратная сторона материнской любви»

А после этих слов мне стоило невероятных усилий остаться на своём месте:

— У неё есть мальчик, — сокрушалась мама, — дочка хочет с ним близости. Он хороший, порядочный, но у меня есть сомнения в его серьёзности…

Я просто закипал изнутри. Через пару минут они обсуждали, как тайно дочке давать валерьянку.

Тайно блин!

Мне нужно было уходить, но я сидел ещё десять минут и боролся с самим собой. Желание высказать пару ласковых горе-врачу и её клиентке с пожеланием изоляции их от общества боролось с желанием поговорить с девочкой и сказать, чтобы не позволяла матери лезть в её жизнь. В свою очередь с этими желаниями боролся здравый смысл.

Он и победил. Надеюсь, что это был именно он. Я ушёл, повторяя про себя: «не твоё дело, не твоё дело, не твоё дело».

Знаете, я сталкивался уже с подобными историями из очень близкого окружения. И я бы не удивился, узнав, что у этой несчастной девочки есть старшая сестра, которой материнской любви не достаётся совершенно.

Зато у младшей — гипероперка, из-за которой человек вырастает совершенно неприспособленным к самостоятельной жизни.

Читайте также: «Дочка больше любит папу». Почему это правильно

Да что говорить — я и сам младший в семье и значительную часть детства болел. Мне тоже материнской заботы досталось значительно больше, чем старшему брату. Но такого маразма не было. Никто на цепи меня не держал.

Я не знаю, как в голове отдельных родителей затирается грань, которая разделяет заботу и вред, но уверен, что проблема кроется именно в их головах.

Не в детях.

About The Author


Владимир Скляров

Homo fortunatus

Leave a Comment

О сайте | Политика конфиденциальности